30 июня 2013 г.

Как готовят пищу от верного раба

Barbara-Anderson

Рассказ Барбары Андерсон
"Опыт моей работы в Вефиле совпадает с тем, что Рэй Франц описал в своей книге "Кризис совести". На протяжении многих лет большую часть текстов для литературы Сторожевой Башни составляли «прочие овцы». Конечно, в те врема, когда Рэй был в Писательском отделе, сочинением текстов занимались и люди, причислявшие себя к «помазанникам». Он был одним из таких людей, наряду с Карлом Кляйном, Ллойдом Бэрри и Фредом Францем. Я не знаю, считали ли себя помазанниками Данлэп или Рейнхарт Лингстат, которые участвовали в составлении справочника Aid to Bible Understanding. Но когда лет десять спустя в Писательском отделе оказалась я, никто из сотрудников не претендовал на причастность к помазанникам. Хотя я была посвящена лишь в те стороны деятельности Писательского отдела, с которыми соприкасалась лично, или о которых мне рассказывал Гарри Пелоян, я могу дополнить рассказ Рэя некоторыми подробностями.
Как «прочие овцы» готовили духовную пищу.
У старшего писателя Джона Вищука (писавшего, главным образом, для «Сторожевой башни») была папка для писем в Писательский или Служебный отдел, которые можно было бы превратить в статьи. Для того, чтобы оказаться в этой папке, должно было накопиться по пять писем на каждую тему. В четверг утром, во время еженедельного собрания писателей, эта тема предлагалась общему вниманию. Затем, после обмена мнениями, принималось решение, и если тема статьи получала одобрение, кому-то поручалось написать статью. Насколько я понимаю, Джон перед собранием говорил с Ллойдом Бэрри, и тот представлял тему. 
Четверо старших писателей работали над составлением журнала «Пробудитесь!». Так же дело обстояло и со «Сторожевой башней». Время от времени происходила ротация. С процессом работы над «Пробудитесь!» я знакома лучше, чем с процессом работы над «Сторожевой башней». Думаю, каждый из писателей поочередно координировал работу над конкретным номером «Пробудитесь!» от начала до конца. Составителями были Гарри Пелоян, Сэм Бак, Колин Квакенбуш и Эрик Беверидж. В оставшееся от этой работы время они писали основные статьи для журналов, а также книги, брошюры и тексты речей. 
Вот имена писателей, которые в то время работали в отделе: Джордж Алджиан, Эрик Беверидж, Стив Джонсон, Сирил Чэн, Дэвид Ианнелли, Дэн Блэк, Юджин Смалли, Боб Певи, Колин Квакенбуш, Гарри Пелоян, Джон Вищук, Ли Уотерс, Манфред Венсеби, Чирко Ауличино (писал редко и, в основном, статьи об ООН). Вероятно, кого-то я пропустила, но эти имена я помню. Я слышала, что Колина и Ли Уотерса уже нет в живых. Мне известны имена и других людей, работавших в Писательском отделе после моего ухода, но я не знаю, кто из них был писателем, а кто принадлежал к числу вспомогательного персонала. Член Руководящего совета Дэвид Сплэйн числится в Писательском отделе как член Писательского комитета, но не знаю, пишет ли он что-нибудь сам. Когда я работала в Вефиле, он был в Служебном отделе. Недавний подсчет показал, что в Писательском отделе числится примерно 60 сотрудников. И вспомогательного персонала среди них намного больше, чем писателей. 
В отделе была команда, работавшая над «Пробудитесь!» и команда, работавшая над «Сторожевой башней». Их работа строилась, в основном, по одному сценарию. Все писатели, включая младших, принадлежали к числу «прочих овец». Младшие писатели сочиняли второстепенные статьи или тексты для обложки, но если кто-то из них был особенно хорош и долгое время работал в отделе, ему могли поручить работу над более крупным проектом. 
Темы номеров выбирались несколькими разными способами. Я могу рассказать вам о моем собственном опыте, связанном с этим вопросом, причем я не принадлежала к числу помазанников. Однажды я предложила редактору журнала «Пробудитесь!» Гарри Пелояну тему статьи. Я сказала, что у меня есть все необходимые материалы, собранные за время изучения одной темы для книги «Возвещатели», и кто-нибудь из его писателей мог бы переработать их в статью. Гарри сказал, что все писатели заняты, и велел мне самой написать текст, что я и сделала. Это была моя первая статья. Но он знал, что я могу ее написать, поскольку однажды, когда я копировала какие-то материалы на ксероксе, он прошел мимо, но потом вернулся и попросил меня прочесть текст, составленный писателем из филиала, и попробовать переписать несколько абзацев. Статья была о вопросах, связанных с женским здоровьем. В то время я выполняла поручения Карла Адамса, поэтому выполнением просьбы Гарри занялась вечером. Мой вариант текста был вставлен в статью и опубликован в журнале. 
Однажды я слышала, что в Писательский отдел поступило довольно много телефонных звонков после того, как на одном из областных конгрессов прозвучала речь, посвященная отрывку Матфея 22:25-30, в котором говорится о женщине, которая после смерти своих мужей по очереди была женой семерых братьев. Иисуса спросили: «Кому же из семи при воскресении она будет женой?» Он ответил: «Ведь при воскресении люди не женятся и не выходят замуж, но они подобны ангелам на небе». 
Предложенное Обществом толкование этого отрывка вызвало много вопросов. В то время я занималась исследованиями для книги «Возвещатели», но мне захотелось посмотреть, как часто, начиная с 1879 года и далее, в нашей литературе рассматривался этот отрывок. Я подошла со своей идеей к Гарри Пелояну, и она ему понравилась. Когда я закончила собирать материал, у меня на руках оказалась пачка отдельных листков бумаги толщиной сантиметров пять. Я обобщила собранную информацию и передала результаты Гарри. Гарри и Колин Квакенбуш их обсудили и отправили в Руководящий совет письмо со своими дополнениями. Месяцев через шесть они получили из Руководящего совета ответ, в котором говорилось, что, по причине неоднозначности слов Иисуса, принято решение впредь их не комментировать. Как вам такой «новый свет» наоборот? 
В другой раз, беседуя с Колином Квакенбушем, я рассказала ему о проблемах с детьми, страдающими синдромом дефицита внимания и гиперактивности и синдромом дефицита внимания. Он выслушал и через несколько месяцев попросил меня написать серию коротких статей на эту тему, что я и сделала.
Участие Руководящего совета в подготовке духовной пищи.
Учебный комитет при существенном участии Служебного и Писательского комитетов играет важную роль в принятии решений (принимает их Руководящий совет) о том, какие темы будут реализованы в виде книг, брошюр и речей на конгрессах. В процессе принимают участие разные люди их этих отделов, чтобы Руководящий совет мог быть в курсе организационных проблем и т. п. Однажды в Общество поступила рукопись о жизни Иисуса, принадлежавшая перу некоего Свидетеля Иеговы, который не был сотрудником Вефиля. Мне рассказали, что на основе этой рукописи была издана серия статей «Жизнь и служение Иисуса», публиковавшаяся в журнале «Сторожевая башня» с 1985 по 1991 год, а потом изданная в виде книги «Самый великий Человек, Который когда-либо жил». Насколько я знаю, первоначальный автор не принадлежал к числу помазанников. 
Старшие писатели каждое утро просматривали основные нью-йоркские газеты и отмечали статьи, которые следовало сохранить для последующего использования. Барбара Адамс и еще одна женщина вырезали отмеченные статьи и помещали их в шкаф с ярлыком «Первоисточники». Писатели отслеживали те стороны мирской жизни, которые со временем приобретали большую значимость, и со временем статьи на эти темы — конечно, написанные с библейской точки зрения, — появлялись в журнале «Пробудитесь!». Когда я проводила для Свидетелей Иеговы экскурсии по Писательскому отделу, мне часто приходилось слышать от них, что только благодаря святому духу Иеговы журналы всегда содержат своевременную информацию. Посетители говорили: «Тема еще не успела наделать шума, как журналы уже о ней пишут». «Нет, —отвечала я им. — Это заслуга осведомленных писателей Сторожевой Башни». 
Писателям из филиалов поручали самим искать темы для статей, поскольку они должны были регулярно присылать тексты. Эти статьи, если они не были предназначены для конкретного номера журнала, помещались в специальный шкаф. Большая часть этих текстов становилась второстепенными статьями в журнале «Пробудитесь!». Однако писателям из филиалов также поручали писать короткие тематические статьи. И почти 80% текста некоторых последних книг, как я недавно узнал, было написано писателями из филиалов Сторожевой Башни. Кто-то из них, возможно, и был помазанником, это мне неизвестно. Тем не менее, весь материал, даже статьи, написанные помазанниками, редактируется и по необходимости переписывается сотрудниками Бруклина, которые принадлежат к классу «прочих овец». 
Я ни разу не слышала, чтобы кто-то в Бруклине пытался примерить на себя роль «пророка», подобно Фредди Францу. Я читала последние статьи и книги Сторожевой Башни, но их стиль даже отдаленно не напоминает стиль сочинений Фредди. Скорее всего, Руководящий совет не хочет, чтобы кто-то из писателей обладал подобной властью. Насколько я понимаю, они, вероятно, хотят, чтобы авторы прилагали все старание и писали не такие сенсационные статьи «не от мира сего», какими были тексты Фредди, а все те же прежние однообразные материалы, которые Свидетели Иеговы привычно читают, полагая при этом, что они исходят напрямую от «класса верного и благоразумного раба».
«Новый свет» сверху?
«Новый свет» должен проделать определенный путь. Вот, чему я сама была свидетелем: младшие писатели узнают о существовании разных каналов, один из которых заключается в том, чтобы подойти со своей идеей к старшему писателю. Кто-то из членов Руководящего совета, обычно Хеншель или Ярач, должен был дать свое согласие, чтобы «новый свет» получил дальнейшую жизнь или появился в конкретном номере журнала. Некоторые старшие писатели были в приятельских отношениях с членами Руководящего совета и обсуждали с ними свои мысли, чувства или сведения относительно той или иной темы. Иногда член Руководящего совета, у которого появлялась какая-то идея, предлагал ее для одобрения своим коллегам, и в случае их одобрения кому-то из старших писателей поручалось написать статью или написать или составить книгу. Альберт Шрёдер предложил тему о «нефинеях», или «отданных», и поручил Джину Смалли написать статью («Сторожевая башня» за 15 апреля 1992 года, с. 12-17), но эта информация оказалась ошибочной. 
«Новый свет» поступает в Руководящий совет разными путями, но в целом зародыш идеи должен получить одобрение совета, прежде чем он получит какое-то развитие. Однажды во время утреннего собрания Карл Кляйн поведал семье Вефиля о своей новой идее еще до того, как поделился ею с другими членами Руководящего совета. Он объяснил, что нам следует говорить не об оправдании имени Иеговы, но о том, что имя Иеговы будет освящено. Помню, Карл был настолько захвачен своей идеей, что в то утро, придя на работу, словно помолодел. Он вприпрыжку носился по зданию и делился своей идеей с каждым, кто был готов его выслушать, включая меня. И что бы вы думали? Раз-два, и эта идея превратилась в «новый свет». 
В библиотеке Писательского отдела было много библейских комментариев, написанных не Свидетелями. Пока я там работала, я даже приобрела некоторые для себя. Комментарии были полезны для тех, кто пытался понять тот или иной библейский стих и найти в нем что-то согласующееся с представлениями Сторожевой Башни по какому-то вопросу. Если мы изучали какое-то конкретное учение, как одно время это делала я, мы обращались к комментариям, чтобы посмотреть, что в них говорится. Если какая-то позиция Сторожевой Башни подвергалась критике извне, но в словах какого-то мирского специалиста можно было найти подтверждение, комментарии извлекались на свет. Если же Сторожевая Башня оказывалась неправой, ситуация могла закончиться появлением «нового света».
Как ищется информация
Я постоянно сидела в библиотеке Писательского отдела, но почти никогда не видела, чтобы кто-то из писателей копался в стоящих на полках старых книгах. Конечно, большинство старших писателей провели там по сорок с лишним лет, и им, вероятно, все это страшно надоело. Сочинения отступников можно было взять в кладовой. Кто читал эти книги и брошюры, мне неизвестно. Мне кажется, сотрудники должны были заинтересоваться тем, что написал Рэй, и прочесть его книги. Так или иначе, никаких комментариев на этот счет я не слышала. Знаю лишь, что я была настолько занята, что мне и в голову не приходило их читать. 
Индексами публикаций Сторожевой Башни в то время, несомненно, пользовались, но теперь Библиотека Сторожевой Башни на компакт-диске намного упрощает задачу для писателей и исследователей. Я не могу ничего сказать относительно того, как Общество в будущем будет комментировать библейские книги, однако лучшим кандидатом для такой работы был Карл Адамс. Но он уже мертв. Полагаю, что это будет поручено группе исследователей, мужчин и женщин, под началом какого-нибудь писателя, хорошо зарекомендовавшего себя в таких делах, но кто именно это может быть сегодня, не имею понятия. 
Некоторые сотрудники Писательского отдела неплохо знали историю Сторожевой Башни, но только с ревизионистской точки зрения. Ричард Абрахамсон, в то время служивший надзирателем Художественного отдела (одного из подразделений Писательского отдела), которому первоначально было поручено наблюдать за работой над книгой «Возвещатели», очень интересовался давним прошлым. Однако Ричарду некогда было заниматься книгой, и это поручение передали Карлу Адамсу. Конечно, Карл многое узнал в процессе работы над «Возвещателями», однако и до того, как он приступил к работе, он считал себя знатоком истории Общества. Ианнелли, Блэк и Портер (из исследовательской группы) тоже могли со знанием дела обсуждать некоторые исторические моменты. Я не знаю, читал ли кто-нибудь из них «Изучение Писаний». Все старые книги были в библиотеке, но я не знаю, занимался ли кто-то из сотрудников глубоким самостоятельным их изучением. Ричарда Поттера очень интересовала история Джорджа Стетсона, Джорджа Сторрза, Генри Грю, Уильяма Миллера, Дж. Х. Пэтона, Нельсона Барбора и ранних групп Исследователей Библии, которые объединил Расселл. Я знаю, что другие, как и я, использовали старые публикации, чтобы найти хорошую цитату из Расселла и вставить ее в текст, над которым работали.
Акцент через повторение
Некоторые читатели литературы Сторожевой Башни высказывали предположение, что Общество заново перелицовывает старые статьи. Я читала эти публикации и не думаю, что в Обществе есть люди, способные мыслить оригинально; поэтому им не выскочить из накатанной колеи. Границы тем, установленные Руководящим советом, довольно узки, и оставаться в этих границах непросто. Отсюда и тема «акцента через повторение». Они повторяют одни и те же темы просто потому, что сказать им больше нечего. Когда в последний раз они печатали более глубокие статьи об аде, Троице и бессмертии души? Возможно, такие статьи были в журналах, и я их просто пропустила. Но все, что я читала, сводится к одному и тому же: «Скоро конец света».
Также читайте: