16 марта 2013 г.

Пусть он будет тебе как человек из другого народа и сборщик налогов


В Матфея 18:15-17, Иисус дает людям указания о том, как решать личные разногласия:
"Если же твой брат согрешит, то пойди и обличи его проступок между тобой и им одним. Если послушает тебя, то приобрёл ты брата своего. А если не послушает, то возьми с собой ещё одного или двух, чтобы устами двух или трёх свидетелей подтвердилось всякое дело. Если он не послушает их, то скажи собранию. А если и собрания не послушает, то пусть он будет тебе как человек из другого народа и сборщик налогов".
В словах Иисуса, записанных в Матфея 18:15-19, говорится не о формальной процедуре отлучения от церкви. Контекст недвусмысленно указывает на претензии одного человека к другому на индивидуальном уровне. Даже упомянув о возможном вмешательстве «собрания» Иисус сказал: «Пусть он будет тебе [единственное число] как человек из другого народа и сборщик налогов». Итак, в данном сообщении излагается не процедура церковного наказания, налагаемого особым комитетом старейшин на всё собрание, а принцип, позволяющий потерпевшему лично избегать своего упрямого обидчика, сохраняя при этом свое достоинство.

Стихи, предшествующие обсуждаемому отрывку, а также следующие за ним, только подтверждают этот вывод. Всего лишь два человека могут принять решение в религиозных делах и иметь при этом благословение Бога (стих 19). Это благословение не зависит ни от официального положения договаривающихся, ни от одобрения со стороны какой бы то ни было централизованной структуры власти. Все дело в том, что Иисус обещал быть «посреди них» (стих 20). 

В таких ситуациях, как и во всех других подлинно христианских стараниях, Господь руководит своими учениками. Именно так достигается согласие и подлинное единство, в независимости от численности собравшихся. Отец Иисуса содействует «единству духа» «над всеми, и через всех, и во всех» (а не только в некоторых!). Иисус молился о единстве своих учеников, зная, что даже его личное влияние во время земного служения не могло само по себе сохранить их мир, который был возможен лишь благодаря Божьему Духу . Такой мир сильно отличается от мира, навязываемого авторитарной властью.

В Матфея 18:6 Иисус предупреждает не становиться «преткновением для одного из этих малых, которые верят в меня». Ключевым является вера в Христа, а не соглашательство с набором вероучений или церковных правил организации. В стихе 10 обращается внимание на личные отношения с Отцом. Далее следует притча о заблудшей овце и нежной заботе о ней пастыря (стихи 12-14). Очевидно, что своим догматизмом, непреклонными требованиями и неусыпным контролем за мышлением, верованиями и совестью своих приверженцев, организация Свидетелей становится преткновением для многих людей. Еще хуже то, что после такого преткновения и порой чисто символических попыток исправить ситуацию, организация просто-напросто изгоняет таких людей, —а ведь они зачастую находятся в числе «малых» которые, как сказал Христос, «верят в меня».

Иудеи той эпохи практиковали наказание отлучением. Систему такого наказания в целом можно было описать тремя терминами:

1. Ниддуй —вступал в силу при первом проступке. Иудеям запрещалось мыться с согрешившим в одной бане, пользоваться совместной бритвой, сидеть за одним праздничным столом, а также предписывалось ограничить с ним социальные контакты. Нарушителю также ограничивался вход в храм. Ниддуй продолжался 30, 60 или 90 дней.

2. Если нарушитель продолжал упорствовать, совет из десяти человек произносил на него официальное проклятие (керем). При этом человека полностью исключали из собрания, отрезая его от интеллектуальной, религиозной и социальной жизни общества.

3. Шаммата —это, очевидно, общий термин, относящийся и к ниддуй, и к керем. Судя по всему, когда человека «изгоняли из синагоги».

Иисус, возможно, имел в виду эти разные виды наказания, когда предупреждал своих последователей: "Отлучат вас от синагоги, и будут поносить вас".

Но как Иисус сам относился к отверженным синагогой грешникам? Избегал ли он полного общения с ними, желая их пристыдить, и тем самым направить их на путь истинный?

Выступая в защиту своей политики полного отлучения бывших членов, Общество совершенно пренебрегает этим примером Сына Бога. Оно объясняет, что Иисус общался с такими людьми только потому, что еще раньше они продемонстрировали готовность принять благую весть. В одной из статей утверждается, что старания Иисуса помочь мытарям «не являлись образцом, как полагалось обращаться с нераскаивавшимися грешниками». 

При этом игнорируется тот факт, что грешники раскаивались не до, а после получения помощи от Христа. На момент общения с Иисусом многие вели грешный образ жизни; некоторые женщины были блудницами —и Иисус не уклонялся от общения с ними. Он говорил: «Я пришел призвать не праведников, а грешников». Эти лица не были «на хорошем счету» в иудейском собрании. И в этом сообществе их не считали возможными прозелитами —такими, кого Свидетели Иеговы могли бы назвать «заинтересованными», закрывая на время глаза на их не вполне правильный образ жизни. В основном они уже были членами иудейского сообщества (скорее всего, с рождения) —частью народа, с которым Бог заключил Свой Завет. Но из-за их поведения к ним относились как к людям «на замечании», а иногда и вообще как к полным изгоям. А инициаторами того, чтобы «держать их на замечании», были «старейшины» иудейского сообщества.

В аналогичной ситуации (при общении с человеком, находящимся в похожей оппозиции к сообществу Свидетелей Иеговы) всякий сегодняшний член собрания сам рискует быть отлученным за нарушение запретов организации на разговоры с бывшими членами сообщества. А подражать Иисусу в организации Свидетелей означало бы искать встреч и контактов не только с теми, кто просто отошел от соблюдения норм собрания и от общения с ним, но и с погрязшими в грехе полными изгоями, — стараясь помочь всем таким людям исцелиться. Позиция организации не допускает такой линии поведения. После того, как на человека вешается ярлык «лишенного общения», даже члены его семьи не могут обсуждать с ним духовные темы.

На протяжении многих десятилетий даже старейшинам не полагалось разговаривать с лишенными общения — за исключением тех случаев, когда человек сам подходил к ним и просил об изменении своего статуса. Старейшинам объясняли, что они не должны быть инициаторами каких-либо разговоров, и что лишенные общения должны первыми обращаться к ним за помощью. И это несмотря на то, что в Писании содержится масса примеров того, как через своих пророков Бог первым обращался к народу, не только кратковременно вставшему на чрезвычайно порочный и непокорный путь, но и ведущему крайне неправедный образ жизни на протяжении многих лет. 

Большинство еврейских пророчеств были адресованы израильтянам именно тогда, когда они упорствовали в своих грехах. Прибавьте к этому тот факт, что «Бог показывает нам свою любовь тем, что Христос умер за нас, когда мы были ещё грешниками… [и] врагами». Наконец, после того, как существующая практика продержалась около полувека , в «Сторожевой башне» за 15 апреля 1991 года признавали ошибочность такое положение вещей и заявили об уместности первыми идти на контакт с лишенными общения. К сожалению, организация незамедлительно опубликовала массу правил, относящихся к таким контактам, допуская к ним лишь старейшин и подробно объясняя, кáк именно нужно было «подражать милосердию Бога».

Ничто в Писании не указывает на то, что ободрением, обличением и исправлением оступившихся могут заниматься исключительно старейшины. То, что они могут взять на себя руководство в этих вопросах, ни в коей мере не означает то, что другие не должны оказывать вообще никакой помощи заблудшим. Такой подход подразумевал бы существование двух классов христиан: духовенства и мирян (или, в данном случае, старейшин и рядовых членов собрания), живущих каждый по своим правилам. Однако такой склад ума чужд христианскому братству. Призыв «подражать Богу как дети возлюбленные» относится ко всем христианам, а не только к некоторым избранным. Несомненно, Божьему примеру сострадания и милости должны следовать все христиане, не оглядываясь на ограничения, придуманные человеческими организациями и призванные лишь упрочить власть.

Старейшинам даются указания, что «самое большее раз в год» они могут «обсуждать, не живут ли такие лица [которых можно было бы посетить] в территории собрания. Старейшины должны сосредоточить внимание на тех, которые исключены уже больше одного года». Характерно, что даже милосердные поступки, которые по самой своей природе должны совершаться самопроизвольно и непринужденно, по собственной инициативе христианина, в Организации, подчиняются механистическим правилам. Можно ли представить себе пастуха, живущего по таким правилам, раз в год решающего, стоит ли ему пойти поискать заблудившуюся овцу, и сосредотачивающего свой поиск лишь на тех овцах, которые отбились от стада больше года тому назад? Как же это непохоже на милосердие и долготерпение нашего небесного Отца!

Иудейская практика "изгнания" напоминает о подходе к лишению общения в Обществе Сторожевой башни. Правила Свидетелей Иеговы предусматривают три вида «наказания», которые хотя и отличаются от фарисейского подхода в деталях, вполне совпадают с ним по духу:

1. Замечание. Если считается, что человек проявляет «грубое неуважение к теократическому порядку», но не совершил какого-либо конкретного серьезного греха, то его «держат на замечании». Вначале с таким человеком проводится разъяснительная беседа, но если он упорствует в своем неправильном поведении, то перед собранием выступают с речью, в которой, не называя имен, описывается данный тип поведения, а членов собрания призывают «взять на замечание» поступающих так Свидетелей. Полностью общение с таким человеком не прекращается, однако возвещателям советуют «ограничить» с ним социальные контакты.

2. Порицание. Выносится на определенный испытательный срок. Порицание связано с более серьезными грехами, нежели при простом «замечании». (Такие грехи, как блуд, пьянство или воровство всегда заслуживают официального «порицания», однако в других областях различия не столь очевидны и во многом зависят от точки зрения конкретных старейшин, занимающихся тем или иным расследованием). «Порицание» может быть дано персонально или «перед всеми». Под «всеми» могут подразумеваться либо только свидетели, выступившие против подозреваемого на правовом слушании, либо —если о грехе стало широко известно —всё собрание. Если принимается решение вынести порицание перед всем собранием, то на проводящейся еженедельно «служебной встрече» делается соответствующее объявление, после которого может быть произнесена речь, обсуждающая конкретный грех, за который нарушителю выносится «порицание». На виновного также могут наложить ряд ограничений: не выступать перед собранием с какими-либо заданиями или речами, не представлять собрание в молитве, не зачитывать библейские отрывки или вообще не давать комментариев на встречах. С таким человеком не разрывают всех связей, но он неминуемо испытывает холодное к себе отношение. Кроме того, поскольку все обстоятельства дела известны только старейшинам, согрешивший должен быть готов к почти неизбежно появляющимся в собрании негативным разговорам и слухам. Длительность испытательного срока определяется старейшинами из правового комитета.

3. Лишение общения. Полное отторжение, исключение обвиняемого. Членам собрания не разрешается даже разговаривать с лишенными общения/

Если сравнить правила, принятые среди Свидетелей Иеговы, с иудейскими традициями, существовавшим во дни Иисуса, то нельзя не отметить не только сильный акцент на необходимости и в том и в другом случае соблюдать все предписанные процедуры, но и одинаковый дух — дух формализма и буквопочитания. 

В Писании такая иудейская система представлена вовсе не в благоприятном свете. Напротив, подчеркивалось, что она вселяла в людей сильный страх перед властью. Формальный подход не столько дисциплинировал людей или воспитывал в них силу характера, сколько развращал и искажал их ценности. 

Апостол Иоанн, подчеркивавший, что «любовь изгоняет страх», больше других разоблачал пагубные последствия, к которым приводили угрозы отлучения. Боязнь быть отрезанными от общества лежала тяжелым бременем на совести иудеев, сдерживала проявления их веры и даже приводила к отречению от Мессии. 

О внушенном людям страхе свидетельствует пример Никодима. Несмотря на веру в то, что Иисус был «учителем, пришедшим от Бога», Никодим осмелился придти к Нему лишь под покровом ночи, когда никто не мог бы узнать его. Иисус объяснил Никодиму, что «поступающий по истине идёт к свету», а не пытается скрыть свои подлинные убеждения. Очевидно, что ситуация не изменилась и сегодня.